Кэт Вязовская (kat_vyazovskaya) wrote,
Кэт Вязовская
kat_vyazovskaya

Categories:

Европа-2013. Часть 7. Берлин


БерлинБерлинБерлин
БерлинБерлинБерлин
БерлинБерлинБерлин


В Берлин приехали к вечеру и заселились в отель возле Трептов-парка. С меня затребовали задекларированное знание немецкого, и с отельщиками пришлось разбираться лично. Разобралась. Выяснила, что синхронист из меня никакой, я либо тотально по-русски, либо тотально на каком-то другом языке существую, а когда меня грузят телегой на пятнадцать минут, а потом говорят «переведи», у меня из головы вылетают и те немецкие слова, которые я железно знаю с четвёртого класса. Тем не менее, с отелем мы разобрались и позже даже поужинали в якобы итальянском ресторанчике возле Трептов-парка. Якобы итальянец так гаркал «яволь» на каждое заказанное блюдо, что от этого можно было подпрыгнуть. Но сначала к Трептов-парку.




Когда высадились возле входа, то пришло странное чувство: надо же, мы сюда дошли! И как-то после концлагеря в Лодзи этот Трептов-парк более чем закономерен… и более чем на месте, и так вообще должно было быть, и только так, и никак иначе.




Парк более чем ухоженный. Не знаю, что там творится в исторической части с розами, но в «нашей» части – чистота и полнейший порядок. И это не потому, что у них везде так. Везде, как мы позднее выяснили, далеко не так.




Пока идёшь, возникает жгучее дежа вю: Мамаев курган. Вучетич сначала сделал этот мемориал, потом был Волгоград. Стиль тот же.



Там просторно, мирно и очень тихо. Мемориал – место захоронения около 7000 наших солдат из около 75000, павших при штурме Берлина. Кроме Трептов-парка, в Берлине ещё два мемориала, один в Тиргартене, другой в Панкове, но до последнего мы не добрались.




Без слов.






Николай Масалов спас девочку возле Потсдамского моста через канал, в районе Тиргартена.



Подъём, если честно, жутковатый. Почему-то всё время кажется, что свалишься.


















Высота реально страшная. Как и война.



Прощальный взгляд с высоты.



На следующий день мы отправились по намеченному маршруту. Одно из самых красивых мест Берлина – Жандарменмаркт. Как потом оказалось, по части архитектуры мы как-то шли по нисходящей, но вначале мы ещё этого не знали.

Площадь украшают два «французских» собора и концертный зал, в котором афиша обещала фестиваль Бернстайна.


















Дальше мы пошли к кафедральному собору. Архитектура вокруг начала приобретать всё больше прямых углов, отчего становилось как-то нехорошо.



Этот змей был не польским и вообще не драконом, так что от копья не ушёл.



Весь Берлин лежал в руинах, то есть в ремонте. Посреди ремонта неожиданно нашлись мишки, разрушенные во время войны и восстановленные совсем недавно.






Квадратно-гнездовая немецкая готика продолжала смотреть на нас свысока.



Немецкий орёл недвусмысленно намекал на то, что это в Польше петух в короне на гербе, а тут вполне себе хыщник.



Через речку и ремонт наконец-то нашёлся кафедральный собор. На первый, второй и сто двадцатый взгляд – католический. Нифига. Вопреки традициям протестантов, его так построили в расчёте на зарубежных государей, дабы показать, что и немцы не лыком шиты.



Мост населён существами разной степени раздетости. Без ремонта было бы удобнее снимать.















За мостом была выставка по поводу даты Хрустальной ночи 1933 года.



Вообще Берлинский собор производит впечатление. Как выяснилось, впечатление это строго дозировано и расписано чуть ли не пошагово, в соборе я впервые лично столкнулась с немецкой дотошностью. То есть когда ты входишь, то у тебя есть только один шанс: идти по указателям и верёвочкам, шаг в сторону у тебя просто не получится вследствие перекрытых проходов. И пока ты не пройдёшь всё, до галереи на крыше и склепа Гогенцоллернов, то даже в сортир не попадёшь. Да, из сортира путь только один: в кафе. А потом – свободен.



Валькирии там тоже водятся.












Рядом на площади стояло что-то безусловно важное, но на него уже не было времени.



Детали собора.

































Один из саркофагов. Внизу их более чем много, но фоткать как-то совсем не хотелось.



По точно определённому немцами маршруту надо забраться в ровно одну открытую ложу и глянуть вниз. Затем вернуться и шагать на крышу.



С крыши виднелись краны, вездесущий берлинский ремонт и постройки советского времени. Среди них скромно выглядывала красная ратуша



…телебашня:



…далёкий холм:



…и синагога:



А сама крыша была заселена ангелами-музыкантами. На оркестр их бы не хватило, но на ансамбль – вполне.












Потом мы наконец сползли и пошли дальше, на Музейный остров. Очередные берлинские мишки:



…и а ля древнеримские шишки. То ли просто так, то ли потому что Священная Римская Империя германской нации, то ли ещё почему.






Фонтан в жару был весьма кстати. В Нептуна с трезубцем брызгались водой все кому не лень, а вот статуям на бордюрчике ничего не досталось.



Мне везёт на бантики. В прошлый раз бантик нашёлся на хвосте лошади Людовика XIV, теперь вот тут.









Дама завидует Нептуну. Козлу, похоже, всё равно.



Дальше мы сквозь ремонт и жару потащились к Унтер-ден-Линден. Путь лежал через Пергамский музей, в котором была какая-то сумасшедшая археологическая выставка. Из-за невозможности попасть на выставку я тут же расстроилась, но деваться было некуда: у нас был забронирован рейхстаг, и опаздывать к немцам было нереально.



Пергамский музей стилизован под Древнюю Грецию. На мой взгляд, тоже как-то квадратно-перпендикулярно.



























Университет им. Гумбольдта.









Памятник Фридриху Великому. С такого ракурса и против солнца упорно желал быть памятником лошади Фридриха Великого.






Уговорили…



Унтер ден Линден ВСЯ в ремонте. Смотреть невозможно, не то что фотографировать. Поэтому – Бранденбургские ворота. Возле ворот были толпы народу, желающие сфотографироваться с Вейдером и имперскими штурмовиками. Советская сувенирная символика тоже была в избытке. Я шарахнулась от всего этого и попыталась найти Ворота без людей. Нашла.



Тиргартен в переводе с немецкого – зоосад. Зоопарк там тоже где-то поблизости. Вообще в Берлине их два: наследие разделения Берлина на западный и восточный. По улице позади Ворот идёт линия, на которой когда-то была Берлинская стена. Вообще никаких признаков того, что Берлин был разделён, мне не досталось. Говорят, где-то есть.



Бедная львушка получилась очень живой. Жалко, не нашлось нигде надписи, кто её сделал и когда.






В отличие от Трептов-парка, Тиргартен оказался местами вытоптанным, а местами заросшим буйным бурьяном, среди которого я опасалась обнаружить крапиву. На ухоженное место мы набрели возле советского мемориала – захоронения наших солдат.









Следы войны в Берлине. Захоронения и памятники. Берлин-Тиргартен.






С рейхстагом оказалось весело. Девушки на входе любезно сообщили, что на мой адрес было послано не два, а три (!) письма, тогда как я после второго приняла на веру слова «это ваш последний шаг» на пути к рейхстагу и больше в почту не залезла. Девушка уверяла, что это не ошибка, нашла нас всех пятерых в списках (ага, им надо всех записывать, включая, надо полагать, и грудных младенцев, с полными именами и номерами паспортов), потом мы проходили через металлоискатели, охрану, кажется, я где-то ещё расписалась, впрочем, уже не помню, потом подождали точные 15.15 и пошли брать рейхстаг.



На лифте желающих в момент завозили на крышу, выпускали, и народ разбредался в поисках видов. Надо сказать, виды с крыши собора оказались получше.



В центре крыши возвышался этот ээээ солярий. Судя по спиральной дорожке, на самый верх теоретически можно было подняться, но путь преграждала ленточка, и туда никто не лез.



Это Бранденбургские ворота. С обратной стороны.



Подписи нынешние. Рейхстаг сияет ремонтом. Вообще по нему и водят экскурсии, и показывают автографы наших 1945 года, но нам ничего не досталось: экскурсий в этот день не было. В общем, жаль. Вряд ли я ещё когда-нибудь туда попаду.



Вид на Тиргартен и Колонну Победы.



Поблизости там ещё несколько мемориалов. До памятника убитым евреям мы ещё доползли, но к гомосексуалам не пошли: народ изъявил решительный протест, и мы направились обратно на Жандарменмаркт к машине.



Последним берлинским пунктом был Бендлерблок на Штауффенбергштрассе. Да, я тоже не люблю, когда пишут немецкие слова русскими буквами, получается нечто совсем неблагочитаемое. Ладно. Короче, это место, где закончился заговор 20 июля. Музеем оно стал в 1980-м году. В войну тут был штаб армии резерва. Во дворе Клаус Шенк граф фон Штауффенберг был расстрелян ночью 20 июля после осуществлённого им неудачного покушения на Гитлера и попытки захвата власти. «Здесь умерли за Германию 20 июля 1944 года…»






Граф и его оруженосец. Во время расстрела пытался прикрыть графа собой.






Немцы – народ дотошный. Вполне возможно, что это действительно линия, с которой расстреливали Штауффенберга и остальных.










И да… о заговоре 20-го июля снято много фильмов, больше десятка. Посмотрите «Операцию «Валькирия»» 2004 года (оригинальное название «Штауффенберг»). Нет, не с Томом Крузом, Круза сотрите нафиг и забудьте как страшный сон. Этот европейский, там Ремо Джироне, если вы помните «Спрут» - Тано Каридди он играл. Не пожалеете. http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2538666


Галерея: http://www.taiellor.ru/taiellor-fotoart/2013-07berlin.html
Подробности: http://taiellor.livejournal.com/534725.html

Часть 1. Санкт-Петербург
Часть 2. Лангинкоски - царская дача
Часть 3. Хамина и Котка
Часть 4. Кронштадт. Морской собор
Часть 5. Лодзь
Часть 6. Познань
Часть 7. Берлин
Часть 8. Эйндховен
Часть 9. Антверпен
Часть 10. Брюссель
Часть 11. Амьен
Часть 12. Фруасси
Часть 13. Париж. День 1
Часть 14. Венсен
Часть 15. Париж. День 2
Часть 16. Сент-Женевьев-де-Буа
Часть 17. Орлеан
Часть 18. Коссад
Часть 19. Тулуза
Часть 20. Каркассон
Часть 21. Барселона. Госпиталь Сан-Пау
Часть 22. Барселона. Зоопарк
Часть 23. Барселона
Часть 24. Марсель и замок Иф
Часть 25. Безансон
Часть 26. Карлсруэ
Часть 27. Гёсвайнштайн
Часть 28. Дрезден
Часть 29. Болеславец
Часть 30. Вроцлав
Часть 31. Вроцлав. Тумский остров
Часть 32. Ченстохова
Часть 33. Варшава
Subscribe

  • Великие Войны

    У любой истории есть лицевая сторона - и изнанка, видимая немногим. Лицевая сторона всегда краше, на обороте нитки спутаны, а кое-где и вовсе…

  • "Разговоры в черноте при третьей луне"

    Однажды я посмотрела фильм из Star trek'а. Как называется - забыла :) Римейк одной из старых серий, с Ханом. В роли Хана был Камбербетч, который к…

  • "Украденное имя". Продолжение "Проекта НОЙ"

    Рука легла на камень – и стаи золотых блёсток задрожали, устремившись друг к другу, они сливались в тонкие струйки, соединялись, чтобы бежать к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Великие Войны

    У любой истории есть лицевая сторона - и изнанка, видимая немногим. Лицевая сторона всегда краше, на обороте нитки спутаны, а кое-где и вовсе…

  • "Разговоры в черноте при третьей луне"

    Однажды я посмотрела фильм из Star trek'а. Как называется - забыла :) Римейк одной из старых серий, с Ханом. В роли Хана был Камбербетч, который к…

  • "Украденное имя". Продолжение "Проекта НОЙ"

    Рука легла на камень – и стаи золотых блёсток задрожали, устремившись друг к другу, они сливались в тонкие струйки, соединялись, чтобы бежать к…